Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 29.07.2021, 03:25

Главная » Статьи » Даосизм ч. 2



Даосизм эпох Тан и Сун: синтез и трансформация - 10
Из «Гуань Инь-цзы»
Гуань Инь-цзы сказал: Без Дао-Пути нельзя было бы говорить, но то, о чем нельзя сказать, и есть Дао-Путь. Без Дао-Пути нельзя было бы мыслить, но то, что нельзя помыслить, и есть Дао-Путь. Небо и все сущее кружатся в бурлящем водовороте, люди и их дела переплетены и смешаны; все кружится в непрестанном коловращении, со звоном сталкивается, одно сменяет другое – как будто есть, но вот уже и исчезло. Однако сущее ратоборствует с Дао-Путем, латами защищается от него, поносит его, кричит на него, уходит от него, нуждается в нем. Говорить о нем – как дуть на отражение, думать о нем – как резать пылинки. Совершенная мудрость и ум порождают заблуждение, демоны и духи лишены сознания. Но то, что нельзя содеять, нельзя разделить, называют Небом, называют судьбой, называют духом, называют изначальным, а все это вместе называют Дао-Путем.
Гуань Инь-цзы сказал: Одни гончар может изготовить мириад кувшинов, но никогда не будет ни одного кувшина, который мог бы изготовить гончара или мог бы повредить гончару. Один Дао-Путь может создать мириад существ, но никогда не будет ни одного существа, которое могло бы создать Дао-Путь или могло бы повредить Дао-Пути.
Гуань Инь-цзы сказал: Будем считать глиняный таз водоемом, а камень островом. Рыба движется по кругу, плавает и не знает, сколько сотен тысяч верст она проплыла. Никак ей не доплыть до конца водоема. В чем же причина этого? Здесь вода ниоткуда не истекает и никуда не впадает. Таков Дао-Путь совершенномудрого человека: у него нет ни начала, ни конца. Благодаря этому сообразующиеся с ним существа не могут дойти до его конца.
Гуань Инь-цзы сказал: Тяжелые облака затянули небосвод, воды рек и заводей темны. Рыба плывет в мутной воде. Вдруг видит: в освещенной воде движется добыча, благословенный дар Небес. Рыба устремляется к ней, но гибнет на рыболовном крючке. Те, что следуют Дао-Пути, но не знают, что «я» лишено «я», тоже таковы.
Гуань Инь-цзы сказал: Одна искра пламени может сжечь все сущее. Сущее погибнет – как же тогда огню сохраниться? Одно мгновение отсутствия Дао-Пути может погрузить во мрак небытия все сущее. Сущее погибнет – как же тогда Дао-Пути существовать?
Гуань Инь-цзы сказал: Мой Дао-Путь – как море. Если в море бросить миллиарды кусков металла, то все равно оно не изменится. Если в море бросить миллиарды камней, то все равно оно не изменится. Если в море кинуть миллиарды комьев грязи, то все равно оно не изменится. В море могут плавать гигантские рыбы и огромные киты. Море вбирает в себя множество вод, но не переполняется. Море дает начало множеству вод, но не умаляется.
(Из главы 1)
Гуань Инь-цзы сказал: Ведь людей в Поднебесной так много, что их не сосчитать и миллиардами. И все они видят сны, и эти сны у каждого различны. И у каждого сон одной ночи отличается от сна другой ночи. В сновидениях видят Небо, видят Землю, видят людей, видят вещи – все это создано мыслью. Ведь все это не исчислить и числом роящихся пылинок. Откуда же знать, что и эти Небо и Земля не порождены мыслью?!
Гуань Инь-цзы сказал: Во сне, в зеркале, в воде есть зримый образ Неба и Земли. Тот, кто хочет уйти от Неба и Земли, явившихся в сновидении, бодрствует и не спит. Тот, кто хочет уйти от Неба и Земли, отраженных в зеркале, не смотрит в зеркало. Тот, кто хочет уйти от Неба и Земли, отраженных в воде, не наполняет водой блюда. Наличие или отсутствие объекта зависит от субъекта, а не от объекта. Поэтому совершенномудрый человек не уходит от Неба и Земли, а уходит от своего сознания.
Гуань Инь-цзы сказал: Небо не само по себе стало Небом – есть некто, сотворивший Небо. Земля не сама по себе стала Землей – есть некто, сотворивший Землю. Ведь комнаты, балки, лодки, колесницы сделаны человеком. Мир объектов не сам себя создал. Знай, что есть нечто, от чего зависят объекты. Знай, что это нечто уже ни от чего не зависит. Вверху не смотри на Небо, внизу не смотри на Землю, внутри не смотри на «я», вовне не смотри на людей.
Гуань Инь-цзы сказал: Похоже, что смена мороза и зноя, холода и жары того же рода, что черепица и камни: разведешь огонь – тогда они нагреваются, польешь водой – тогда они охлаждаются. Выдыхаешь воздух – тогда он теплый; вдыхаешь воздух – тогда он холодный. По этой причине внешние вещи то появляются, то исчезают, словно те черепица и камни. Реальность же, напротив, не появляется и не исчезает. Например, отражение в воде может то появляться, то исчезать. Но если говорить о самой воде, то в ней поистине ничто не появляется и не исчезает.
Гуань Инь-цзы сказал: Если платком махать в пустоте, то появится ветер. Если воздух при выдохе овевает некую вещь, то появляется вода. Воды стекаются с водами и бегут журча. Камень бьет о камень, и вспыхивает искра. Отсюда видно, что ветер, дождь, гром, молнию можно сотворить. Следовательно, ветер, дождь, гром и молния рождены благодаря воздуху – эфирной пневме, а эфирная пневма рождена благодаря сознанию. Это похоже вот на что. Если представить сильный огонь, то ощутишь жар, если представить многоводье, то ощутишь холод. Знай, что это говорится о благой мощи Неба и Земли, единство с которой все могут обрести.
(Из главы 2)
Гуань Инь-цзы сказал: Совершенномудрый человек знает, что «я» – именно «я», поэтому соединяется с сущим благодаря гуманности. Знает, что дела лишены «я», поэтому совершает их силой справедливости. Знает, что сердце лишено «я», поэтому обуздывает его ритуалом. Знает, что сознание лишено «я», поэтому просвещает его мудростью. Знает, что слова лишены «я», поэтому сохраняет их искренностью.
Гуань Инь-цзы сказал: Совершенномудрый человек, следуя примеру пауков, вводит прядение и ткачество; следуя примеру сусликов, устанавливает ритуал; следуя примеру боевых муравьев, приводит в порядок войска. Все люди следуют за мудрецами, мудрецы следуют за совершенномудрыми. Совершенномудрые следуют за всем сущим. Только совершенно-мудрые пребывают в единстве с сущим, и поэтому у них нет «я».
Гуань Инь-цзы сказал: Совершенномудрые и мудрецы подобны дракону, подобны морскому гаду, подобны змее, подобны черепахе, подобны рыбе, подобны лягушке. Дракон может превратиться в любое из этих существ, а морской гад – он морской гад, и только. Он не может стать драконом, не может он стать и змеей, черепахой, рыбой, лягушкой. Совершенномудрый поступает как дракон, мудрец – как морской гад.
Гуань Инь-цзы сказал: Если человеку, играющему на цитре, грустно, то звуки его музыки печальны. Если он задумчив, то звуки музыки медленны. Если он обижен, то звуки музыки широки. Если он целеустремлен, то звуки музыки протяжны. Поэтому и говорится, что печаль, задумчивость, обида, целеустремленность не сводятся к руке, бамбуку, струнам или тунговому дереву. Душевное состояние человека приходит в единство с рукой, рука приходит в единство с инструментом. У людей есть Дао-Путь и нет ничего, неисшедшего из Дао-Пути.
Категория: Даосизм ч. 2 | Добавил: defaultNick (25.02.2012)
Просмотров: 1272 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2021
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика