Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 25.02.2018, 03:56

Главная » Статьи » История Китая 2



Экономика в XI-XIII вв. - 2
Основным типом ремесленного предприятия, как и в прежние эпохи, была мастерская-лавка. Ремесленник, трудившийся здесь вместе с членами своей семьи, подмастерьями и учениками, сам же и сбывал товары. Венецианский купец Марко Поло, посетив­ший Китай в конце XIII в., сообщал, что в мастерских в ремес­ленных кварталах работало 10, а иногда и 40 человек. В сунское время вхождение ремесленников в цехи стало почти обязатель­ным. Государственная казна пыталась приспособить этот инсти­тут в фискальных целях и принуждала объединяться в цехи даже уличных гадателей, водоносов, банщиков и т.п.
В XIII в. в Ханчжоу насчитывалось 414 цехов со своей иерархией. Там, как правило, цехи (ханы) тоже были смешанного типа — торгово-ремесленные. Лишь в таких важных отраслях, как опто­вая торговля рисом и скотом, возникали влиятельные чисто ку­печеские объединения. Членом хана обычно был глава семьи, хотя ремеслом занималась вся семья. Цеховое право регламенти­ровало число подмастерьев и учеников на одно хозяйство, опре­деляло вступительные взносы в цех (равные для всех мастеров), условия работы и ее оплаты, а также цены на готовые изделия. Передача на сторону цеховых секретов запрещалась. В торгово-ремесленных кварталах торговля шла даже ночью. Цех имел соб­ственные праздники и культы, защищал интересы мастеров, по­могал своим в случае болезни или похорон. Старшина и казначеи были обязаны взимать штрафы, отвечали за уплату налогов, вы­полнение казенных заказов и трудовых повинностей.
Ханы обладали лишь некоторым внутренним самоуправлени­ем и находились под неусыпным контролем государства.
Казна упрочила свою монополию на добычу и сбыт металли­ческих руд, соли, на литье монеты, обжиг и продажу древесного угля, на производство и продажу чая, вина, дрожжей, уксуса. Казенные мастерские сосредоточивались в крупных ремесленных пунктах, в местах добычи полезных ископаемых и особенно в столицах Кайфыне и Ханчжоу. Наиболее крупными были ору­жейные, судостроительные, шелкоткацкие мастерские, печатные и монетные дворы, где ремесленники работали на условиях вы­полнения повинностей или принудительного найма. Продукция этих мастерских удовлетворяла потребности императора и выс­шей знати, шла на оснащение армии, в счет уплаты дани чжур-чжэням и киданям и частично на внешний рынок.
С развитием сельского хозяйства и ремесла оживилась и тор­говля. Ежедневно в крупных городах на площадях или у ворот функционировали рынки с разнообразным ассортиментом това­ров первой необходимости. В известные всем горожанам дни от­крывались специализированные рынки по продаже лекарств, угля, риса, лошадей, ювелирных изделий, одежды, конопляной пряжи.
По большим праздникам ярмарки проходили и на территории храмов и монастырей. Кроме того, на внутренних торговых путях и в местах скопления деревенского населения появились поселе­ния городского типа, где на рынках и ярмарках шел бойкий об­мен сельскохозяйственных продуктов на ремесленные. Важную посредническую роль в сбыте изделий ремесла и продуктов зем­леделия выполняли бродячие купцы, что являлось немаловаж­ным в условиях, когда межобластные связи были еще слабы, а движение товаров небольшое.
Вместе с тем рост ремесла й торговли увеличил денежную массу. В стране кроме железных и медных монет вошло в обращение золото и серебро, ходившие в виде слитков. Несмотря на суровые законы, каравшие частных лиц за вывоз монеты, в сопредельных странах широко ходили китайские монеты. В Сунской же импе­рии впервые наряду с металлическими стали применяться и бу­мажные деньги. На рынках действовали меняльные конторы. Спе­циальные маклеры посредничали при найме рабочей силы, а так­же при сделках оптовых продавцов с лавочниками.
Внутренняя торговля — важный источник доходов казны — строго ею контролировалась. Самый крупный кайфынский ры­нок приносил казне годовой доход в 400 тыс. связок монет. Кро­ме налогов со своего дохода ремесленники и торговцы были обя­заны платить казне за землю, арендуемую под лавки, а часть то­варов продавать по низким, установленным властями ценам. О значительном развитии рыночных отношений свидетельствовало и то, что торговля перестала считаться низким занятием для чиновника. Даже члены императорской фамилии получали дохо­ды от содержания торговых домов. Разбогатевшие купцы и ремес­ленники, купив чины, тем самым приближали свой статус к ста­тусу чиновника.
Активизировались и внешние связи Китая. На юге его торгов­ля с Бирмой и Вьетнамом шла по узким горным тропам. С север­ными кочевыми племенами велся обмен на пограничных рынках под контролем казны. Морская торговля осуществлялась через приморские портовые города Цюаньчжоу, Нинбо и Ханчжоу. Как крупнейший торговый центр особо выделялся Гуанчжоу, где жили торговые посредники, прибывшие из Индии, Персии, арабских стран. Иногда численность этих иностранных купцов доходила до 200 тыс. Китайские корабли плавали вдоль Индокитайского по­бережья к странам Южных морей, в Японию и к островам Тихо­го океана. Они везли изысканные шелковые ткани, фарфор, ме­таллические изделия, золото и серебро. В Китай же доставлялись пряности, драгоценности, слоновая кость, благовония, ценная Древесина. С потерей в XII в. земель на севере и окончательным перемещением центра экономической жизни на юго-восток удель­ный вес морской торговли во внешнеторговом обороте значительно возрос. Прочные и устойчивые китайские корабли кроме груза могли брать на борт до 600—700 человек.
Бурный расцвет земледелия и городов свидетельствует о сун-ском времени как о важном этапе развития китайской культуры. Динамичное культурное и экономическое развитие Китая по­зволяет сделать вывод о том, что в начале второго тысячелетия Китай был не только крупнейшей, но и наиболее развитой стра­ной тогдашнего мира. По расчетам В.А. Мельянцева, в танско-сунское время в Китае наблюдался значительный экономичес­кий рост: среднегодовые темпы прироста валового внутреннего продукта равнялись 0,35-0,45% в год, а подушевые — 0,15-0,25%. Причем этот феномен был обусловлен не только вовлечением в производство новых ресурсов (экстенсивное развитие), но и в немалой мере (примерно на 25—30%) действиями интенсивных факторов. Это означало, что в сунское время ВВП в расчете на душу населения в Китае мог достигать 600—700 ам. дол., что выше, чем в других наиболее развитых афро-азиатских странах (Египет — 470-530, Индия — 550-650 ам. дол.) и, по крайней мере, в два раза выше, чем в Западной Европе того времени (300-350 ам. дол.).
Превосходство Китая в рассматриваемое время имело место не только в сфере производства. Так, по уровню грамотности (20— 30% населения) Китай по меньшей мере на порядок опережал Западную Европу. Отметим также, что именно в сунское время доля занятых в сельском хозяйстве снизилась до 2/3 (повторно такие цифры будут только в конце xx в.!), что свидетельствова­ло об успехах урбанизации, о культурной и социально-экономи­ческой зрелости китайского социума. Этот подъем в духовной и материальной сферах — так называемый «сунский феномен» — стал выражением значительных потенций развития традицион­ного общества, высокого взлета его культуры.



Категория: История Китая 2 | Добавил: defaultNick (24.05.2012)
Просмотров: 1079 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика