Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 12.07.2020, 01:08

Главная » Статьи » История Китая 2



Под властью монгольской империи - 1
2. ПОД ВЛАСТЬЮ МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ
Несмотря на долгое и стойкое сопротивление, впервые в своей истории весь Китай оказался под властью иноземных завоевате­лей. Более того, он вошел в состав гигантской Монгольской им­перии, охватившей сопредельные с Китаем территории и прос­тиравшейся вплоть до Передней Азии и приднепровских степей.
Претендуя на универсальный и даже вселенский характер своей державы, монгольские правители дали ей китайское название Юань, означавшее «первоначальное творение мира». Порвав со своим кочевым прошлым, монголы перенесли свою столицу из Каракорума в Пекин.
Перед новым правительством встала сложная задача утвердить­ся на троне в стране чуждой монголам древней культуры, веками созидающей опыт государственного строительства в условиях зем­ледельческой цивилизации.
Монголы, завоевавшие великого соседа огнем и мечом, обре­ли тяжелое наследство. Бывшая Срединная империя, и особенно ее северная часть, переживала глубокий упадок, вызванный губи­тельными последствиями нашествия кочевников. Само развитие некогда процветавшего Китая было повернуто вспять.
Согласно данным источников того времени, в середине 30-х годов XIII в. народонаселение на севере сократилось более чем в 10 раз по сравнению с началом века. Даже к концу монгольского нашествия население юга по численности в четыре с лишним раза превосходило северян.
Экономика страны пришла в упадок. Запустели поля и обез­людели города. Широкое распространение получил рабский труд.
В этих условиях перед правящими кругами Юаньской империи с неизбежностью встал вопрос о стратегии отношений с поко­ренным китайским этносом.
Разрыв культурных традиций был так велик, что первым есте­ственным побуждением шаманистов-монголов было превратить непонятный им мир оседлой цивилизации в огромное пастбище для скота. Однако волею судьбы ввергнутые в притягательное культурное поле побежденных победители вскоре предпочли от­казаться от первоначальных планов едва ли не поголовного ис­требления населения завоеванной территории. Советник Чингис­хана, киданин по происхождению, Елюй Чуцай, а затем и китай­ские помощники Хубилая убедили императоров династии Юань в том, что традиционные китайские методы управления поддан­ными способны дать значительные выгоды ханскому двору. И за­воеватели стали заинтересованно познавать все известные в Ки­тае способы упорядочения отношений с различными категориями населения.
Однако монгольской элите пришлось долго учиться. На поли­тический климат Юаньской империи оказывали влияние все более обнаруживающие себя две ведущие тенденции. Стремлению усво­ить жизненно необходимый опыт китайских политиков препятст­вовало недоверие к своим подданным, чей образ жизни и духов­ные ценности были изначально непонятны монголам. Все их усилия были направлены на то, чтобы не раствориться в массе китайцев, и главной доминантой политики юаньских правителей стал курс на утверждение привилегий монгольского этноса.
Юаньское законодательство делило всех подданных на четыре категории по этническому и религиозному принципам.
Первую группу составляли монголы, в ведении которых сосре­доточилось руководство практически всем административным ап­паратом и командование войсками. Монгольская верхушка бук­вально распоряжалась жизнью и смертью всего населения. К мон­голам примыкали так называемые «сэму жэнь» — «люди разных рас» — иностранцы, составляющие вторую категорию. В ходе своих завоеваний монголы вступали в добровольный или насильствен­ный контакт с различными народами мира. Они достаточно тер­пимо относились ко всем вероисповеданиям и были открыты са­мым разным внешним влияниям. Обращение к выходцам из раз­ных стран, по всей видимости, позволяло новым правителям легче держать в узде многочисленных ханьцев, следуя принципу «раз­деляй и властвуй». Именно в монгольский период в Китае брали на службу выходцев из Средней Азии, Персии и даже европейцев.
Достаточно упомянуть, что в Пекине поселилось 5 тыс. хрис­тиан-европейцев. В 1294 г. при юаньском дворе до конца своей жизни находился посол папы монах Джованни Монте Корвино, а в 1318—1328 гг. в Китае жил итальянский путешественник-миссио­нер Одарико ди Парденоне (1286—1331). Особенно известен был венецианский купец Марко Поло (ок. 1254—1324). Он прибыл на Дальний Восток с торговыми целями и долгое время состоял в высокой должности при Хубилае. Китайская политическая элита была отстранена от кормила правления. Так, финансами ведал узбек Ахмед, военачальниками служили Наспер ад-дал и Масаргия. Хотя по сравнению с монголами иностранцы занимали более низкое положение в социальной структуре общества, они так же, как и представители господствующего этноса, пользовались осо­бым покровительством властей и имели свои собственные суды.
Третью категорию составляли китайцы-северяне, а также ассимилированные кидане, чжурчжэни, корейцы и т.д.
Низший, четвертый, разряд свободного населения составля­ли жители Юга Китая (нань жэнь).
Исконное население Срединной империи подвергалось все­возможным ограничениям. Людям было запрещено появляться на улицах города ночью, устраивать какие бы то ни было сборища, изучать иностранные языки, обучаться военному искусству. Вме­сте с тем сам факт деления единого ханьского этноса па северян и южан преследовал цель вбить клин между ними и тем самым укрепить свою власть захватчиков.
Озабоченные прежде всего упорядочением отношений с ки­тайским большинством, монголы взяли на вооружение китайс­кую модель развития общества, в частности традиционные пред­ставления о сущности власти императора как носителя в едином лице всех функций управления: политических, административ­ных, правовых.
Категория: История Китая 2 | Добавил: defaultNick (24.05.2012)
Просмотров: 1259 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика