Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 28.09.2020, 00:59

Главная » Статьи » История Китая 2



Структура Танской империи - 1
3. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ТАНСКОЙ ИМПЕРИИ
В условиях средневекового Китая государственная организа­ция складывалась по древним образцам, а все общество воспри­нималось как сложная иерархическая система. Основой этой сис­темы служил тезис конфуцианства, гласивший о том, что благо­родный муж должен возвышаться, а низкий, недостойный — умаляться. Предполагалось, что членение общества на верхи и низы справедливо, если соблюден критерий совершенства. В ос­нове иерархии лежал моральный принцип: социальную пирами­ду увенчивал сын Неба, ставший им за свои добродетели, далее шли благородные (гуй), а большинство подданных назывались «добрым людом» и «низким людом».
Конечно, уже в древности, а тем более в средние века этот прин­цип был нарушен, а порой даже «перевернут»: те, кто был навер­ху, уже только поэтому считались благородными (часто не будучи таковыми). Но пока на уровне идеала этот принцип еще «работал», он обеспечивал потенции дальнейшей эволюции общества.
Все жители Поднебесной считались подданными государства, персонифицированного в особе императора. При этом каждая прослойка общества придерживалась определенных правил по­ведения и этикета, имела свое экономическое обеспечение, свой тип одежды, украшений и жилищ.
Высшим слоем общества была привилегированная наследствен­ная аристократия. Она различалась по титулам и рангам и полу­чала соответствующие по размеру земельные владения. К потом­ственной знати причислялись некоторые чиновники и сановни­ки из числа «особо заслуженных». В Китае не было майората, и многодетность в знатных домах приводила к дроблению крупных землевладений и борьбе в среде титулованной знати.
Наиболее многочисленную часть правящего слоя общества со­ставляли чиновники, служившие опорой централизованной власти. Они занимали различные ступени на иерархической лестнице чинов и делились на девять рангов. Чинам и рангам соответствовала оплата в виде земельного владения или жалованья. Ни звание, ни ранг, ни право на должностное землевладение не передавались по наследству. Новые поколения чиновничества пополнялись за счет молодых талантов: лишь сдавший экзамен и получивший ученую степень мог стать кандидатом на должность в государ­ственном аппарате.
Большая часть населения (не считая знати и чиновников) причислялась к так называемому «доброму люду». В их обязан­ности входили обработка земли и своевременное выполнение всех видов повинностей. Подавляющее большинство «доброго люду» составляли крестьяне. Некоторые из них, прикупив зем­ли, использовали труд арендаторов, «пришлых» и рабов. Заня­тие земледелием считалось почетным. К «доброму люду» при­числяли и ремесленников, и купцов, облагаемых податями и повинностями так же, как и крестьян. На самом низу социаль­ной лестницы находился «подлый люд», включавший тех, кто не платил налога (актеры, нищие, проститутки), а также лич­но-зависимых, слуг и рабов.
Социальная структура общества Китая, несмотря на дробле­ние на обособленные социальные группы, не воздвигала между ними непроходимых перегородок и тем самым не исключала пе­редвижения каждого по иерархической лестнице. Выходец из ря­довых налогоплательщиков мог оказаться среди верхов общества. Имело место и обратное: сановника за преступление могли пони­зить в должности или, более того, разжаловать в простолюдины.
Система государственного устройства и бюрократический ап­парат складывались на основе опыта, накопленного в древности. Верховная власть концентрировалась в особе императора, сыне Неба и одновременно отце своих подданных. А он, обладая нео­граниченными правами, должен был управлять страной на осно­ве традиций и законов, опираясь на разветвленный бюрократи­ческий аппарат. По традиции государь считался представителем высших небесных сил и проводником их воли. Сын в общении с Небом, он одновременно выступал в качестве заботливого отца для любимых старших сыновей — чиновников — и неразумных младших детей — остальных подданных. Так природная по харак­теру семейная структура распространялась на все общество.
От императора требовалось, чтобы он вступал в контакт с ве­ликими предками и заботился о народе. Ближайшими помощни­ками сына Неба б^хли два советника — цзайсяны. Их должности занимали члены императорского дома или влиятельные сановни­ки. Управление страной осуществлялось через три палаты Кабинет министров, Совет Двора, Государственную Канцелярию. Эта трех-частная система центральных органов, пройдя долгую эволюцию приняла в танское время достаточно завершенный вид. Кабинет министров ведал в основном органами исполнительной власти, а две другие палаты готовили и публиковали указы императора.
Согласно традиции государственный аппарат как средство уп­равления по своей структуре рассматривался уподобленным про­должением личности монарха. Тем самым личностные функции сына Неба — его телесная зримость (внешний облик), речь слух, зрение и мышление — посредством государственного аппарата рассредоточивались в социальном пространстве, воплощая ком­муникативную способность правителя налаживать гармоничное общение с Небом и подданными. Поэтому понятно, что функ­ции палат составляли единый организм и не были узкоспециали­зированы, а как бы дополняли друг друга. Император должен был лишь регулировать общение трех палат (порой успешно противо­поставляя их друг другу), чтобы контролировать и держать всю систему в равновесии. В этом, в частности, проявлялась государ­ственная мудрость, обусловленная характером всей китайской культуры, — добиться успеха в деле управления можно было лишь при соблюдении гармонии между целью и средством. Процедура функционирования государственного аппарата, нацеленная на выработку целесообразной политики, проходила несколько эта­пов, предусматривая рассмотрение любой проблемы с «тpex сто­рон» (т.е. в трех палатах).
Так, например, указы правителя составлялись на основе ин­формации, поступавшей в докладах с мест, доклады же направ­лялись для первичного рассмотрения в Кабинет министров, вы­полнявший совещательную функцию. Далее сведения, изложен­ные в докладах, проверялись в Совете Двора и лишь затем, после длительной дискуссии, Государственная канцелярия накладыва­ла свою окончательную резолюцию. Если мнения Совета Двора и Государственной канцелярии расходились, в дело лично вмеши­вался сам император. Цикл выработки указа и его шлифовка об­щими усилиями замыкался на Кабинете министров, куда он уже в окончательной редакции вновь поступал для исполнения.
Категория: История Китая 2 | Добавил: defaultNick (24.05.2012)
Просмотров: 1245 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика