Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.09.2020, 11:43

Главная » Статьи » История Китая 3



Китай и иностранные державы - 2
Россия имела основания опасаться и агрессивных действий со стороны западных государств на ее дальневосточных границах. Во время Крымской войны, летом 1854 г., Петропавловск-Камчат­ский был атакован силами объединенной англо-французской эс­кадры. И хотя эта операция закончилась для западных союзников неудачно (их десант был разгромлен и сброшен в море гарнизо­ном города), тем не менее это был весьма тревожный сигнал.
Весной 1858 г. переговоры о территориальном разграничении между Россией и Китаем велись одновременно в Айгуне (ныне — г. Хэйхэ на китайской территории) и Тяньцзине. Айгунские пе­реговоры, возглавляемые генерал-губернатором Восточной Сибири Муравьевым, были удачными для российской стороны. Муравьев добился от китайских партнеров по переговорам согласия в том, что граница до соединения Амура с Уссури будет проходить по течению Амура, при этом земли по левому берегу реки будут при­надлежать России, а по правому — Китаю. Территории к востоку от Уссури, вплоть до морского побережья, были оставлены в сов­местном владении до решения этого вопроса в будущем.
Менее удачным для России был визит эскадры под командо­ванием Путятина, которая весной 1858 г. находилась у берегов Китая. Командующему русской эскадрой и одновременно важ­нейшему дипломатическому представителю России удалось до­биться от китайской стороны лишь принципиального согласия на обсуждение проблем территориального разграничения между государствами.
Соглашения, достигнутые между Китаем и иностранными дер­жавами, подлежали ратификации императором. Однако китайс­кая сторона, уступив давлению иностранцев, стремилась теперь не допустить ратификации тяньцзиньских документов, пытаясь использовать оставшееся в ее распоряжении время (соглашения подлежали ратификации через год после подписания) для укреп­ления подступов к Пекину.
Представители Китая требовали, чтобы иностранные делега­ции, прибывшие для обмена ратификационными грамотами, передвигались по суше в сопровождении сравнительно незначи­тельного эскорта. Иностранцы предпочли другое решение — на­правиться в сопровождении внушительной эскадры непосред­ственно к Тяньцзиню, рассчитывая в очередной раз использо­вать демонстрацию военной мощи в качестве фактора воздействия. Однако форты Дагу, укрепленные за прошедший год, 25 июня 1859 г. встретили англо-французскую эскадру мощным артилле­рийским огнем. Десант, высаженный союзниками для захвата фортов, также был разгромлен. Потери союзников составили бо­лее 400 человек убитыми и ранеными, несколько судов были по­топлены и некоторые повреждены. Это заставило западные дер­жавы временно, отступить и начать подготовку широкомасштаб­ного вторжения в Китай, которое и было предпринято летом следующего 1860 г.
Интервенция началась в августе. Англичане сосредоточили в Северном Китае десятитысячный корпус, примерно столько же солдат имели в своем распоряжении французы. Объединенная ан­гло-французская эскадра насчитывала более 70 боевых судов. Не вступая в переговоры, иностранцы захватили форты Дату, тем са­мым открыв для себя путь к Тяньцзиню и далее к Пекину. Китай­ские войска, деморализованные неожиданным наступлением про­тивника с суши, не смогли организовать серьезного сопротивле­ния. В сентябре на подступах к столице Срединной империи они потерпели еще одно сокрушительное поражение.
Позиция цинского правительства в этой ситуации отличалась непоследовательностью. Начавшиеся переговоры с иностранны­ми державами были прерваны арестом части иностранной деле­гации. Как выяснилось впоследствии, некоторые из арестован­ных погибли от рук стражи, некоторые умерли, не вынеся тяжелых условий китайской тюрьмы. Эти факты были использованы западными союзниками в качестве предлога для грабежа и разру­шения императорского летнего дворца, расположенного в окрест­ностях Пекина и содержавшего несметные сокровища. Дворец буквально сравняли с землей, вывезя оттуда все, что представ­ляло хоть какую-нибудь ценность.
Императорский двор был в полной растерянности. Император бежал из столицы, оставив в качестве уполномоченного для ве­дения переговоров князя Гуна. В этот критический момент, когда представители иностранных держав не могли отыскать никого из числа представителей высшей цинской администрации, кто бы мог вести с ними переговоры, посредником выступил энергич­ный российский дипломат генерал Н.П. Игнатьев.
В конце октября английские войска вошли в Пекин, где на территории императорского дворца Гугуна произошло подпи­сание Пекинского англо-китайского договора. Этот договор оз­начал наступление нового этапа иностранного проникновения в Китай, зафиксировав целый ряд положений, к достижению которых давно стремились зарубежные государства. Помимо конт­рибуции (8 млн лянов серебра) англичане получили право со­держать в Пекине на постоянной основе посольство, к ним ото­шла часть территории полуострова Цзюлун, непосредственно прилегающая к Гонконгу; Тяньцзинь пополнил собой список портов, открытых для иностранной торговли; китайское прави­тельство согласилось на эмифацию китайских рабочих (кули); католической церкви возвращалась собственность, конфиско­ванная после начала гонений на иностранных миссионеров в первой трети XVIII в. Таково было содержание и французско-китайского договора, в который французам удалось включить также пункт, разрешавший миссионерам покупать в пределах всего Китая землю и строить на ней храмы.
Эти положения в соответствии с принципом наибольшего благоприятствования были распространены на Россию и США. Впро­чем, у российской дипломатии были особые задачи, с которыми удалось справиться Н.П. Игнатьеву. Вопрос о территориальном разфаничении на Дальнем Востоке в Пекинских соглашениях был разрешен к полному удовлетворению российской дипломатии. Было не только закреплено разфаничение по течению Амура, но и определена фаница к востоку от слияния Амура и Уссури. Однако надо признать, что делимитация этой фаницы (опреде­ление на географических картах), осуществленная вслед за под­писанием Пекинского русско-китайского договора, была в отры­ве от сложившейся к тому времени практики территориального разграничения (если граница устанавливалась по водной артерии). Обычно в таком случае граница проводилась по середине фарва­тера или крайне редко по средней линии течения реки. В данном случае граница была обозначена по китайскому берегу Амура. Это давало аргументы российской дипломатии в будущем использо­вать эти документы для обоснований позиций, отвечавших в пер­вую очередь ее интересам.
Категория: История Китая 3 | Добавил: defaultNick (29.05.2012)
Просмотров: 1205 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика