Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 06.07.2020, 00:54

Главная » Статьи » История Китая 4



Движение 4 мая - 2
Именно Ли Дачжао принадлежал призыв к китайскому наро­ду «последовать примеру русских», провозглашенный им в кон­це 1918 г. Осенью 1919 г. в журнале «Синь циннянь» он публи­кует статью, которую можно рассматривать как первую попытку в Китае дать систематизированное изложение основ марксист­ского учения. Обращение Ли Дачжао и других революционно Настроенных китайских молодых интеллигентов к опыту Октября было вполне естественным. В победе молодой советской республики в борьбе с интервенцией стран Антанты (т.е. тех же импе­риалистических держав, которые рвали Китай на части), в про­грамме социальных преобразований, в антиколониальной внеш­ней политике новой России они увидели пути решения собствен­ных проблем. Фактически распространение марксизма в после­военные годы во многом связано с изучением опыта российских большевиков и Октября. Не случайно первые сторонники марк­сизма переводили прежде всего работы Ленина и Троцкого, на­писанные после февраля 1917 г., видя именно в них выражение революционного марксизма. Речь шла, таким образом, о воспри­ятии ленинских идей, обобщавших опыт октябрьского переворо­та, о восприятии ленинизма вне сложного и длительного разви­тия всей марксистской мысли.
«Китайцы обрели марксизм в результате применения его рус­скими… — напишет впоследствии Мао Цзэдун. — Идти по пути русских — таков был вывод». В опыте Октября, в идеях лениниз­ма молодых китайских радикалов привлекла близкая им мысль о том, что процесс естественно-исторического развития («тяньяньды цзиньбу» — по Сунь Ятсену) можно прервать и перейти к такому революционному развитию («жэньлиды цзиньбу» — по Сунь Ятсену), которое позволяло бы построить справедливое социалистическое общество не как посткапиталистическое, а как альтернативное ему. Однако передовая китайская интеллиген­ция отнюдь не однозначно подходила к опыту Октября, к идеям ленинизма. В послевоенном Китае развернулась острая полеми­ка о путях развития страны — она продолжила те споры, кото­рые начались еще в конце XIX в. и активно шли в предсиньхайские и послесиньхайские годы.
Продолжался спор об историческом месте традиционной ки­тайской цивилизации, или — несколько шире — об особеннос­тях истории и взаимодействии культур Востока и Запада. Фи­лософ Ху Ши, ставший известным и влиятельным в ходе «Движения за новую культуру», продолжал настаивать на отказе от традиционных конфуцианских ценностей и проведении пол­ной вестернизации как единственного пути возрождения Китая. «Без всякого почтения, — писал Ху Ши, — я осуждаю нашу восточную цивилизацию и горячо воспеваю современную циви­лизацию Запада».
С противоположных позиций выступал авторитетный ученый старшего поколения Ку Хунмин, видевший именно в конфу­цианской традиции возможности возрождения богатого и могу­чего Китая. Эту же точку зрения отстаивал молодой философ Лян Шумин — один из наиболее ярких мыслителей-традицио­налистов, ставший популярным благодаря своим выступлениям в защиту китайской традиционной культуры. Пафос его выступле­ний состоял прежде всего в констатации гибельности для Китая пути вестернизации и в утверждении возможностей обновления страны на путях возрождения конфуцианских морально-этичес­ких ценностей. Лян Шумин утверждал даже, что китайская куль­тура, основанная на конфуцианстве, в перспективе вытеснит все другие и станет мировой: «Будущая мировая культура — это возрожденная культура Китая… ибо конфуцианство — это не про­сто идея, а сама жизнь». Видные философы Сюн Шили, Чжан Цзюньмай, Фэн Юлань и некоторые другие стремились к опре­деленному обновлению традиционной конфуцианской мысли. Эти мыслители не сыграли заметной общественной роли, не сумели увлечь патриотически настроенную прогрессивную молодежь, но их научная и публицистическая деятельность способствовала сохранению и развитию традиционной китайской мысли, инте­рес к которой на последующих исторических этапах существенно возрос.
Однако такие крайние подходы к оценке исторического места китайской цивилизации не преобладали, ибо к послевоенному бремени среди китайской интеллигенции все больше утвержда­ется представление о необходимости синтеза культур и цивили­заций в ходе включения Китая в мировой процесс культурного и экономического развития. Вместе с тем эта полемика еще раз привлекла внимание китайской общественности к проблеме вы­бора идеологических ориентиров, став своеобразной прелюдией к развертывавшейся дискуссии о социализме.
Принципиально новый момент в вечный спор о путях разви­тия Китая был внесен революционным опытом Октября, идея­ми ленинизма. Наиболее радикальная молодежь восприняла их как убедительный пример, который, как им казалось, можно ус­пешно повторить и на китайской почве. Это, естественно, не могло не вызвать беспокойства и идейного сопротивления здравомыс­лящей части китайской интеллигенции. Так начинался новый ви­ток дискуссии о социализме.
20 июля 1919 г. в газете «Мэйчжоу пиньлунь» Ху Ши публику­ет статью под примечательным заголовком — «Больше занимать­ся конкретными проблемами, меньше говорить об "измах"!» В ней, в частности, говорилось: «Пристрастие к бумажным "прин­ципам" очень опасно, так как пустые лозунги могут быть легко Использованы бесстыдными политиками своих пагубных дел». Ху Ши призывал не вставать на путь революции, а идти медлен­ной, но верной дорогой постепенных реформ, решать конкрет­ные проблемы жизни страны, преодолевать отсталость «шаг за шагом».
И хотя статья Ху Ши прямо не была адресована китайским сторонникам марксизма, они поспешили дать ему отпор. 17 авгу­ста в том же журнале публикуется статья Ли Дачжао «Еще раз о конкретных проблемах и "измах"». Ли Дачжао писал не только о праве обсуждать теоретические проблемы, но и о необходимости такой теоретической работы. «Наше общественное движение, с одной стороны, нуждается, конечно, в изучении практических вопросов, а с другой — в пропаганде теоретических принципов. Это две неразрывно связанные стороны одного дела». Ли Дачжао защищал и защитил право первых сторонников марксизма на пропаганду социалистических идей. Это было первое литератур­ное столкновение сторонников и противников марксизма. В тече­ние ближайших двух лет эта теоретическая борьба продолжалась и обострялась.
Обострению этой борьбы способствовали приезд в Китай аме­риканского философа-прагматиста Джона Дьюи и английского философа Бертрана Рассела и их выступления с лекциями и в печати о том, как они понимают пути развития Китая. Эти уче­ные относились с огромным уважением к китайской культуре и с симпатией — к борьбе китайского народа за свое националь­ное и социальное освобождение. Они убеждали своих слушателей в необходимости кропотливой повседневной работы по преодо­лению отсталости Китая, говорили об отсутствии в Китае соци­ально-экономической и культурной почвы для пропаганды и тем более для реализации социалистических идей. К их выступлени­ям относились по-разному.
Категория: История Китая 4 | Добавил: defaultNick (30.05.2012)
Просмотров: 1175 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика