Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.09.2020, 13:21

Главная » Статьи » История Китая 4



Кризис 1927 г. - 3
Левые гоминьдановцы и до 12 апреля, и после стремились опереться на массовое рабоче-крестьянское движение, чтобы не быть игрушкой в руках гоминьдановского генералитета. В этом, вероятно, прежде всего и заключалось политическое различие между гоминьдановскими течениями, которые персонифицирова­лись Ван Цзинвэем и Чан Кайши. Однако реальная политическая ситуация в Ухане поставила их перед трудным выбором. С одной стороны, рабочее движение оказалось бессильным перед выступ­лениями правых в Шанхае, Гуанчжоу и других городах, а крес­тьянское движение, кроме Хунани и Хубэя, — разгромленным гоминьдановской военщиной. С другой стороны, активизация рабочего и особенно крестьянского движения на контролируемой уханьским Гоминьданом территории лишала их поддержки боль­шинства генералитета НРА, что делало Ван Цзинвэя и его сто­ронников бессильными перед угрозой со стороны Чан Кайши и других конкурентов. «Коммунисты предлагают нам идти с масса­ми, — говорил Ван Цзинвэй на одном из заседаний Политсовета ЦИК Гоминьдана, — но где эти массы, где видна восхваляемая сила шанхайских рабочих или гуандунских и хунаньских кресть­ян? Нет этой силы. Вот Чан Кайши без массы держится крепко. А нам предлагают идти с массами, но это значит — идти против армии. Нет, мы пойдем лучше без масс, но вместе с армией».
И уханьский Гоминьдан действительно сделал выбор, что осо­бенно проявилось в генеральских мятежах. В мае—июне 1927 г. генералы Ся Доуинь в Хубэе, Сюй Кэсян в Чанша, Чжу Пэйдэ в Наньчане выступили против коммунистов, против рабочего и крестьянского движения. Уханьское Национальное правительство не стало подавлять эти мятежи, а стремилось умиротворить генера­лов, оказывая в то же самое время политическое давление на КПК.
Вместе с тем уханьский Гоминьдан видел единственную перс­пективу своего военно-политического влияния в завершении Северного похода (на Пекин!), успех которого мог бы сохранить в его руках контроль за НРА и создать благоприятные условия для политического торга с Чан Кайши и другими правыми. Именно поэтому в апреле 1927 г. было принято решение о начале второго этапа Северного похода (одновременно о продолжении Север­ного похода заявил и Чан Кайши).
Военный план второго этапа Северного похода во многом ба­зировался на совместных действиях с армией Фэн Юйсяна. В ап­реле уханьская армия во главе с генералом Тан Шэнчжи начала наступление с юга в пров. Хэнань, а войска Фэн Юйсяна насту­пали с запада. После тяжелых кровопролитных боев в течение месяца фэнтяньские войска потерпели поражение, уханьцы со­единились с армией Фэн Юйсяна. Военный успех этих действий был очевиден, но политические последствия весьма неблагоп­риятны для единого фронта и КПК.
Эта военная победа укрепила политическое влияние Фэн Юйсяна — честолюбивого политика, антикоммунистические на­строения которого в последнее время стали усиливаться. На встрече с Ван Цзинвэем в Чжэнчжоу 11—12 июня Фэн Юйсян добился заключения секретного соглашения, направленного против КПК и рабоче-крестьянского движения. Ван Цзинвэй искал военно-политической поддержки Фэн Юйсяна для укрепления своих позиций в борьбе с Чан Кайши за лидерство в Гоминьдане. Од­нако планы Фэн Юйсяна были иные. Спустя две недели он встре­тился с Чан Кайши в Сюйчжоу и договорился с ним о совмест­ном нажиме на уханьский Гоминьдан под лозунгом восстановле­ния единства Гоминьдана. Обращаясь к Ван Цзинвэю после этой встречи, он писал: «Я вынужден настаивать на том, что настоя­щий момент — это самое подходящее время для объединения Гоминьдана в целях борьбы против наших общих врагов. Я хочу, чтобы вы приняли это решение немедленно». Это был по сути ультиматум, фактически поддержанный всем уханьским генера­литетом. После этого лидеры уханьского Гоминьдана повели орга­низационную и политическую подготовку к изгнанию коммуни­стов из Гоминьдана. Совещание ЦИК Гоминьдана 15 июля приняло решение о созыве пленума ЦИК Гоминьдана для рас­смотрения этой проблемы, которое можно считать фактическим началом «мирного» изгнания коммунистов изТоминьдана. 26 июля Политсовет ЦИК Гоминьдана предложил всем коммунистам, желающим сохранить свои посты в Гоминьдане, отмежеваться от КПК. Тактика постепенного разрыва диктовалась тем большим влиянием, которым пользовалась КПК в рабоче-крестьянском движении и с которым левый Гоминьдан был вынужден счи­таться. Вместе с тем уханьский Гоминьдан стремился не обострять своих отношений с Советским Союзом и Коминтерном, все еще рассчитывая на их поддержку. Так, советские советники в июле еще оставались на своих постах, а М.М. Бородина, покидавшего Ханькоу 27 июля, с почетом провожали все уханьские лидеры.
Логика борьбы за власть и нажим НРА подвели уханьский Гоминьдан к разрыву единого фронта. Похожая логика подвела к тому же решению и КПК.
Невозможность выполнить политические задачи, намеченные V съездом КПК, вела к разброду и ослаблению руководства ЦК КПК, к потере политических ориентиров. Фактически летом 1927 г. КПК осталась без твердого и целеустремленного руководства. В начале июля расширенный пленум ЦК КПК высказался за так­тику отступления. Это решение, учитывавшее чрезвычайно не­благоприятное соотношение сил, было рассчитано на вывод из-под ударов политических противников рабоче-крестьянского ре­волюционного авангарда и на сохранение революционных кадров для нового наступления, а также представляло собой последнюю попытку избежать раскола единого фронта. В сложившихся усло­виях это было, вероятно, единственно возможное решение.
Почти в то же самое время Исполком Коминтерна, плохо зная реальную ситуацию в Ухани и исходя из того, что уханьское пра­вительство «…становится теперь контрреволюционной силой», в своей директиве от 10 июля дал указание КПК выйти из уханьского правительства, оставаясь, однакр, в Гоминьдане с тем, чтобы попытаться сохранить его знамя для продолжения революции. Исполком Коминтерна требовал от КПК одновременно развер­тывать аграрную революцию, развивать рабочее движение, соз­давать нелегальный аппарат партии. Во исполнение этих дирек­тив ЦК КПК принял «Декларацию о политической обстановке», в которой провозглашался курс на борьбу с гоминьдановскими властями, но в то же самое время провозглашалось желание КПК вести революционную работу «…совместно с партийными масса­ми Гоминьдана, со всеми подлинно революционными элемента­ми. Поэтому у коммунистов нет оснований для выхода из Го­миньдана и даже отказа от политики сотрудничества с Гоминь­даном». Министры-коммунисты Тань Пиншань и Су Чжаочжэн заявили о выходе из правительства. Руководство КПК стало пе­реходить на нелегальное положение.
Категория: История Китая 4 | Добавил: defaultNick (30.05.2012)
Просмотров: 1163 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика