Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 11.07.2020, 00:31

Главная » Статьи » История Китая 4



Политическая борьба после революции - 3
Социальное происхождение милитаристов было различным, но, естественно, преобладали выходцы из шэньшийско-землевладельческой и бюрократической среды. Захватив власть, многие из них стремились — и не без успеха — «сколотить» себе состояние: зах­ватывали и «покупали» землю, вкладывали награбленные сред­ства в предпринимательство и т.п. Однако их политическое пове­дение определяли не социальное происхождение, не вовлечен­ность в бизнес, а больше всего стремление к укреплению и расширению власти. Ради этого они вели друг с другом непре­рывные войны, вступали в коалиции с одними против других, признавали власть более сильных и подчиняли себе (напоминая чем-то вассалитет) более слабых, искали (и находили) покрови­тельства иностранных держав. Отсюда та легкость, с которой ми­литаристы меняли свою политическую ориентацию и своих по­литических союзников, отсюда же их поиски сильных зарубеж­ных покровителей, что делало некоторых из них игрушкой иностранных держав.
Вместе с тем эти режимы не представляли специфических клас­совых интересов ни старых, традиционных, «азиатских», ни но­вых, буржуазных и обуржуазивающихся, сил. Это были парази­тические военно-бюрократические режимы, опиравшиеся на силу штыка, что и определяло их политическую неустойчивость.
Милитаристские распри стали основным фоном политичес­кой борьбы республиканского Китая. После смерти Юань Шикая президентом стал Ли Юаньхун, вице-президентом — Фын Гоч-жан, премьер-министром — Дуань Цижуй. После достаточно на­пряженной борьбы в пекинской администрации, в которой пре­мьер пытался сосредоточить в своих руках всю полноту унаследо­ванной от Юань Шикая власти, президент все-таки смог настоять на восстановлении временной Конституции 1912 г. и созыве ра­зогнанного его предшественником парламента 1913 г. Однако «ста­рый» парламент был поставлен перед новыми политическими проблемами, которые отражали своеобразный и временный ком­промисс антиюаньшикаевских сил. Президент Ли Юаньхун вы­ражал интересы прежде всего южных милитаристских группиро­вок, премьер-министр Дуань Цижуй — северной (бэйянской), примирить их интересы было трудно. «Пробой сил» этих группи­ровок оказался вопрос о вступлении Китая в войну на стороне Антанты.
Бэйянские милитаристы связывали с этой акцией определен­ные планы укрепления своего политического и военного влия­ния в масштабах всей страны, встречая, естественно, активную поддержку заинтересованных в этом стран Антанты. Однако эта идея не пользовалась популярностью в стране. Против вступле­ния в войну были настроены демократические силы Китая. Сунь Ятсен, к этому времени вернувшийся из эмиграции в Шанхай, резко осуждал эти планы, выступал против участия Китая в за­хватнической войне, справедливо полагая, что Дуань Цижуй по­пытается использовать военную ситуацию для укрепления своей личной власти и для разгрома подлинных республиканцев. Вступ­ление в войну не поддерживали и некоторые милитаристы. В мае 1917 г. Дуань Цижуй поставил в парламенте вопрос о вступлении в войну, но поддержки не получил. Президент Ли Юаньхун вос­пользовался парламентским провалом Дуань Цижуя и сместил его с поста премьера, что, однако, вызвало ответное давление бэйянских милитаристов на президента, вынудившее его распус­тить строптивый парламент в июне 1917 г.
Политической неразберихой попытался воспользоваться один из последних активных сторонников свергнутой династии гене­рал Чжан Сюнь. Он был видным военным деятелем империи, активно боролся затем на стороне Юань Шикая, оставаясь после его смерти генерал-инспектором войск долины Янцзы и губер­натором провинции Аньхуэй. В знак преданности прежнему ре­жиму он сам и его подчиненные демонстративно продолжали и после революции носить косы. 1 июля 1917 г. он ввел свои войска в Пекин и провозгласил восстановление монархии во главе с бывшим императором Пу И. И хотя это выступление не встрети­ло поддержки других милитаристов, оно объективно отражало настроение расколотого и разгромленного бывшего правящего со­словия (шэньши) и эфемерную надежду обрести единство под знаменем восстановления монархии в ее конституционной фор­ме. Не случайно идеологом этого выступления и советником Чжан Сюня был великий китайский мыслитель Кан Ювэй, болезнен­но переживавший раскол интеллектуальной элиты страны и в монархии видевший путь воссоздания этого единства, а с ним и единства страны.
Дуань Цижуй в этой сложной ситуации доказал, что он обла­дает реальной властью. Ему удалось объединить силы бэйянских милитаристов и создать мощную армию, способную быстро осво­бодить Пекин. С политической поддержкой Дуань Цижую высту­пили Лян Цичао (ставший даже его советником) и другие вид­ные деятели. К 12 июля монархический путч был подавлен. Дуань Цижуй вернул себе пост премьер-министра, заставил уйти в от­ставку Ли Юаньхуна и поставил на его место Фын Гочжана. После этого 14 августа 1917 г. Китай объявил войну Германии. Опираясь на этот сомнительный успех и на поддержку держав, Дуань Цижуй провозгласил себя основателем «второй республики», сделал попытку силой объединить Китай, что, однако, лишь усугубило политический раскол страны.
Депутаты разогнанного бэйянскими милитаристами парламента в своем большинстве бежали на юг, где вместе с южными мили­таристами стали организаторами борьбы против наступления войск Дуань Цижуя. В июле 1917 г. с кораблями китайского воен­но-морского флота, оставшимися верными первому президенту страны, Сунь Ятсен возвратился в Гуанчжоу. 25 августа открылась чрезвычайная сессия «старого» парламента, на которой было объявлено о создании Военного правительства во главе с Сунь Ятсеном, которому было присвоено звание генералиссимуса. Од­нако реальной военно-политической властью Сунь Ятсен не об­ладал и был вынужден опираться на вооруженные силы и поли­тическое влияние местных милитаристов, которые, в свою оче­редь, видели в Сунь Ятсене политически популярное прикрытие своих местнических действий. Военное правительство Сунь Ятсена провозгласило начало Северного похода под лозунгами защи­ты Конституции 1912 г. Юньнаньские, сычуаньские и гуансийские милитаристы, естественно, не столько стремились к объеди­нению страны под властью парламента 1913 г., сколько хотели укрепить свои военно-политические позиции на местах, не от­влекая значительных сил на борьбу с бэйянскими милитариста­ми и даже вступая с ними в определенные политические сделки. Все это очень скоро обострило отношения между союзниками. В мае 1918 г. чрезвычайная сессия парламента заменила главу воен­ного правительства директорией из 7 человек, включая и Сунь Ятсена, которого окончательно лишили самостоятельности. Ре­альная же власть была в руках гуансийского милитариста Лу Жунтина. Все это заставило Сунь Ятсена фактически признать провал своих планов использования южных милитаристов для решения задач объединения страны. Он вышел из правительства, покинул Гуанчжоу и возвратился в Шанхай.
Категория: История Китая 4 | Добавил: defaultNick (30.05.2012)
Просмотров: 1175 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика