Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 06.07.2020, 00:07

Главная » Статьи » История Китая 5



Аграрная политика КПК - 3
Сразу же после конференции руководство КПК попыталось провести в жизнь новую аграрную программу, однако попытка ее реализации довольно быстро выявила неадекватность этой про­граммы действительным экономическим, социальным и поли­тическим условиям освобожденных районов.
Конечно, в условиях жестко централизованной партийной системы, сложившейся в ходе кампании «чжэнфэна», руковод­ству КПК легко удалось «выправить» так называемый правый уклон, радикализовать аграрные преобразования, но эффект этой радикализации был не совсем такой, на который рассчитывало партийное руководство.
К удивлению партийного руководства деревенская беднота «раскачивалась» с большим трудом; не так легко, как предпола­галось, шла организация «союзов бедняков и батраков»; рабочие группы, посылаемые в деревню для проведения аграрной рефор­мы, не встречали достаточного понимания со стороны сельских парторганизаций, которые устранялись от руководства этой кам­панией. А если уж удавалось «раскачать» бедноту, то она стреми­лась прежде всего к разделу движимого имущества зажиточной части деревни и с меньшей охотой выступала за раздел земли.
Однако и там, где, казалось бы, «бедняцко-батрацкая линия» успешно проводилась в жизнь, там, где рабочим группам удава­лось поднять бедноту на борьбу за уравнительный передел зем­ли, проведение реформы выявило непредвиденные социальные и экономические результаты. Начать с того, что в реальных аг­рарных условиях освобожденных районов наделить бедноту зем­лей только за счет помещиков и кулаков феодального типа не представлялось возможным. Вот почему некоторые руководители КПК (особенно из ближайшего окружения Мао Цзэдуна — Чэнь Бода, Кан Шэн) призывали отказаться от социально-экономи­ческого определения классовой принадлежности и, ссылаясь на пресловутую китайскую специфику, предлагали определять классовую принадлежность прежде всего по политическим взгля­дам, по размерам имущества, по происхождению («проверка пред­ков до третьего поколения»). Такой подход казался многим кадро­вым работникам «практичным» и проведение «бедняцко-батрацкой линии» в условиях осередняченных освобожденных районов фактически означало зачисление в разряд экспроприируемых зна­чительной части середняков, а иногда и бедноты. Такие «переги­бы» имели место, как свидетельствуют материалы КПК, практи­чески во всех освобожденных районах.
Распространенность подобных явлений может вызвать удивле­ние, ибо в документах КПК всегда говорилось о необходимости «сплочения» с середняком, о необходимости учета его интересов и т.п. Более того, эти документы исходят всегда из презумпции «одобрительного» отношения середняка к уравнительному раз­делу земли, а также из необходимости заручиться согласием се­редняка, если приходится забирать у него часть земли. Однако это было несколько умозрительное построение, ибо практичес­ки середняк, вполне естественно, не хотел отдавать бедноте свою землю, не хотел уравнительного передела. Учитывая эту реаль­ность, Лю Шаоци на конференции дал следующую инструкцию: «Если какие-то середняки решительно сопротивляются уравни­тельному разделу земли и даже действуют заодно с помещиками и кулаками, то, естественно, надо вести необходимую борьбу, однако борьба должна вестись все-таки во имя сплочения с се­редняком». Перед нами удивительное свидетельство политичес­ких методов, рожденных «чжэнфэном» и коммунистической идео­логией. Середняка фактически ставили перед дилеммой: или са­мому («добровольно») отдать все «излишки» земли, или быть социально-политически приравненным к помещику и стать объек­том беспощадной борьбы. Неудивительно, что в развернувшейся борь­бе середняк оказывался зачастую на стороне помещиков и кулаков.
Таким образом, аграрная политика КПК в этих условиях фак­тически стимулировала и углубляла традиционный раскол ки­тайской деревни на имущих и неимущих, а призыв к расправе с противниками аграрных преобразований вел к чрезвычайному обострению борьбы. «Что касается помещиков, — говорилось в докладе Лю Шаоци на конференции, — то их непременно надо заставить склонить головы и покориться… Если помещики упор­ствуют, выступают против революции, надо обязательно сурово расправляться с ними». Докладчик к такой же расправе призьгеал и с кулаками, а расширенное толкование понятия «эксплуата­торские слои деревни» делало объектом расправ еще и часть се­редняков и бедноты. Эти призывы к «расправе» имели серьез­ные последствия — они привели к массовым убийствам, избиениям и даже пыткам в ходе аграрной реформы. Руководство КПК вы­ступало против «эксцессов», однако его противоречивая позиция в этом вопросе (не надо «эксцессов», но надо «сурово расправ­ляться») привела к такой перегруппировке социальных сил в де­ревне, когда оказывалось уже трудно сломить сопротивление про­тивников радикальной уравнительной аграрной реформы даже силой оружия. В освобожденных районах фактически разверты­вался «второй фронт» вооруженной борьбы, который мог осла­бить наступательный потенциал НОА.
Радикализация аграрной политики негативно сказалась и на развитии сельскохозяйственного производства в освобожденных и освобождаемых районах. Это было результатом уравнивания крестьянских хозяйств на низком, как правило, потребительс­ком уровне, а также следствием потери стимулов производства более зажиточной частью деревни. Вместе с тем ликвидация помещиков и кулаков приводила к тому, что все бремя налогооб­ложения и снабжения армии ложилось на плечи трудового крес­тьянства, только что получившего какое-то приращение земли и, естественно, рассчитывавшего на некоторое увеличение свое­го потребления. Это не могло не породить опасность нового со­циального напряжения.
Категория: История Китая 5 | Добавил: defaultNick (01.06.2012)
Просмотров: 1065 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика