Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 02.10.2020, 05:26

Главная » Статьи » История Китая 5



Начало и основные этапы войны - 1
Глава
НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА КИТАЙСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ЯПОНСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ (1937-1945)
1. НАЧАЛО И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ВОЙНЫ
Превращение очередного «инцидента» в национально-освободительную войну китайского народа против японских захватчиков
7 июля 1937 г. японская военщина организовала очередную военную провокацию у стратегически важного железнодорожно­го моста недалеко от Пекина, вошедшую в историю как «инци­дент у Лугоуцяо». Привыкнув уже к уступчивости как китайской армии, так и нанкинского правительства, японская военщина на этот раз встретилась с неожиданно упорным сопротивлением дивизии Фэн Чжианя (из 29-й армии). Более того, нанкинское правительство хотя и вступило в переговоры с японским прави­тельством, заняло жесткую позицию, не идя на те уступки, ко­торые рассчитывали получить японские милитаристы.
8 этот день ни та, ни другая стороне! еще не знали, что «ин­цидент у Лугоуцяо» станет началом национально-освободитель­ной войны китайского народа против японских захватчиков, ко­торая продлится более восьми лет и окажет немалое влияние на судьбы милитаристской Японии в годы второй мировой войны, а для Китая станет поворотным этапом в его современной истории.
Правящие круги Японии в ответ на сопротивление китайской армии и неуступчивость нанкинского правительства приняли ре­шение расширить конфликт, а также, воспользовавшись неготов­ностью Китая к войне и его международной изолированностью, нанести сильные военные удары не только в Северном, но и в Центральном Китае и быстро заставить гоминьдановское прави­тельство подчиниться своему диктату. У этих расчетов были опре­деленные основания. Западные державы еще по существу продол­жали проводить политику попустительства японской экспансии в Китае, лишь на словах сочувствуя ему. А вооруженные силы Ки­тая, несмотря на определенный прогресс в своем развитии, все еще отставали от хорошо отлаженной военной машины японско­го агрессора. По численности китайские вооруженные силы пре­восходили японские, однако существенно уступали по технической оснащенности, по выучке, по моральному состоянию, а глав­ное — по своей организации. Из более чем двух миллионов нахо­дившихся в строю солдат и офицеров непосредственно главно­командующему НРА Чан Кайши подчинялись только 300 тыс., а всего под контролем нанкинского правительства был примерно 1 млн войск, остальные же войска представляли силы местных милитаристов. В Китае не было всеобщей воинской обязанности, не было и системы регулярного пополнения армии, организаци­онная структура не была унифицирована. Командиры частей и соединений рассматривали их как свои «вотчины», от которых они «кормились». Тяжелое наследие традиционного милитариз­ма, таким образом, ослабляло китайскую армию.
Вот это соотношение сил и привело к быстрым военным ус­пехам захватчиков. Однако, несмотря на расширение военных действий и тяжелейшие поражения китайской армии, гоминьдановское правительство во главе с Чан Кайши не продемонстри­ровало ожидавшейся агрессорами уступчивости, не пошло на военную капитуляцию или военно-политический компромисс. Это был принципиальный просчет японских правящих кругов, свидетельствовавший об их авантюризме и непонимании ими глубо­ких перемен, происходивших как в Китае, так и на международ­ной арене.
К середине 1937 г. уже выявилось существенное усиление националистических настроений в правящих кругах гоминьдановского Китая, которым к этому времени удалось в основном объе­динить страну вокруг нанкинского правительства, укрепить свое военно-политическое положение, добиться определенных успе­хов в экономическом развитии страны. Летом 1937 г. продолжа­лись начатые значительно раньше переговоры между советским и китайским правительствами, а также между руководством КПК и Гоминьдана, успех которых мог значительно укрепить внут­реннее и международное положение страны. Честолюбивый на­ционалистический лидер Гоминьдана Чан Кайши претендует в этих новых условиях, принципиально отличающихся от обстановки 1931 г., на роль общенационального лидера, готового вести войну в защиту попранных национальных интересов Китая.
Чан Кайши хорошо видел значительное военное превосход­ство Японии, а также отсутствие реальной поддержки западных держав и именно поэтому шел на переговоры с агрессором, ста­раясь всячески выиграть время, которое, как он полагал, работа­ло против империалистической Японии. Этот расчет Чан Кайши, судя по всему, строился на двух посылках. Во-первых, он резонно полагал, что японская агрессия должна повести к росту патриотических настроений, к усилению центростремительных тенденций, к сплочению различных социальных сил вокруг на­ционального правительства для ведения войны. Во-вторых, он предполагал, что расширение японской агрессии неминуемо при­ведет к усилению межимпериалистических противоречий, к рас­ширению международной поддержки сопротивления Китая и в конце концов к военному столкновению Японии с США и СССР. И хотя Чан Кайши несколько переоценил темпы развития этих факторов, однако в целом он гораздо правильнее, чем его про­тивники в Токио, понял тенденции развития.
Развитие этих тенденций сказалось прежде всего на быстром завершении советско-китайских переговоров и переговоров КПК с Гоминьданом, что решающим образом сказалось в дальней­шем на судьбах войны сопротивления.
21 августа 1937 г. был заключен советско-китайский договор о ненападении сроком на пять лет. Подписанный в самый тяжелый начальный период войны, договор стал серьезной политической поддержкой сопротивления китайского народа, стал политичес­кой основой быстро расширявшегося советско-китайского сотруд­ничества, которое разорвало фактическую международную изо­ляцию Китая.
Категория: История Китая 5 | Добавил: defaultNick (01.06.2012)
Просмотров: 1133 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика