Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 02.10.2020, 03:11

Главная » Статьи » История Китая 5



Победа КПК - 2
Политика руководства КПК в условиях победоносного на­ступления НОА выявила, таким образом, со всей отчетливостью по преимуществу военный характер методов революционного дей­ствия. Особенно отчетливо этот характер проявился в путях и методах организации новой власти в освобождаемых районах. Глубокий кризис гоминьдановской власти так и не перерос в революционную ситуацию из-за крайней слабости субъективного фактора. Свергаемой наступавшей НОА гоминьдановской власти не было политической альтернативы в освобождаемых районах, не было революционных сил, которые могли бы взять власть в свои руки. Руководство КПК в какой-то мере предвидело это и пыталось подготовить кадровых работников для освобождаемых районов, но сил для этого было недостаточно. Оставалось лишь два пути: использование старого аппарата власти под контро­лем военных властей НОА и прямое участие офицеров и солдат НОА в создании нового аппарата. Руководство КПК полностью воспользовалось обоими путями. В связи со стремлением многих гоминьдановских чиновников всех уровней администрации от­межеваться от гибнущего режима КПК имела благоприятные возможности не только для привлечения ряда старых государст­венных деятелей к делу создания некоторого политического де­корума, но и для использования старого низового аппарата, в том числе и полицейского. Но, конечно же, главной политичес­кой силой становились кадры и аппарат НОА. Из-за всех этих обстоятельств новый политический режим складывался прежде всего как военно-административный. На освобождаемой терри­тории вся полнота власти переходила в руки военной адми­нистрации, учреждаемой наступавшей НОА и из состава НОА. К концу войны вся страна была разделена на шесть больших административных районов: Северо-Восточный, где уже сущест­вовало ранее созданное народное правительство, Северный, ад­министрация которого стала основой создания центрального пра­вительственного аппарата в Пекине, а также четыре других — Северо-Западный, Юго-Западный, Восточный, Центрально-Южный, которые фактически охватывали преимущественно но­вые освобожденные районы и в которых учреждались военно-административные комитеты.
В провинциях и крупных городах им подчинялись военно-кон­трольные комитеты. Этот военный аппарат обладал всей полно­той власти и на его плечи возлагалось проведение политических и экономических преобразований.
Таким образом, победоносное развитие борьбы за власть все больше сводилось к войне двух государственно-политических структур (гоминьдановской и коммунистической) и двух армий. Нарастание роли военного фактора, все большая милитаризация политики, проведение преобразований в основном «сверху» по­степенно оборачивались возрастающей пассивностью широких на­родных масс, уменьшением их самостоятельного участия в поли­тической борьбе, угасанием самодеятельности трудящихся, все меньше способных наложить отпечаток своей политической ак­тивности на ход и результаты гражданской войны. Поэтому воз­раставшая численность воюющих армий не должна затемнять ре­ального факта снижения подлинной народности революционной борьбы в Китае во второй половине 40-х гг. в традиционном для революционного лексикона смысле.
Превалирование военного фактора в борьбе за власть оказало существенное воздействие на развитие самой КПК. В рассмат­риваемое время КПК быстро росла численно, не теряя при этом своей жесткой политической структуры и модифицируя свой идеологический облик, унаследованный от «чжэнфэна». Если к VII съезду партия насчитывала более 1,2 млн членов, то в июле 1946 г. — 1,5 млн, в декабре 1947 г. — 2,7 млн, в октябре 1948 г. — более 3 млн, в октябре 1949 г. — 4,5 млн. По-прежнему партия росла в первую очередь за счет сельских парторганизаций, а с 1948 г. частично и за счет создания парторганизаций в освобожденных городах. Удельный вес армейских парторганиза­ций продолжал падать, составляя к концу рассматриваемого пе­риода менее четверти партийного состава. Наиболее высокими темпами численность парторганизаций возрастала в новых ос­вобожденных районах. Чтобы добиться повсеместного создания парторганизаций и быстрого увеличения их численности, руко­водство КПК, следуя принятому еще VII съездом КПК кур­су, пошло на снятие ряда социальных ограничений при приеме в ряды партии. В 1949 г. в партии крестьяне и выходцы из крестьян составляли 80%, рабочие — 5%, прочие — 15%. В КПК насчитывалось 150 тыс. партийных ячеек, в том числе более 120 тыс. сельских, около 3 тыс. заводских, а остальные учреж­денческие и армейские, причем именно эти последние рассмат­ривались руководством КПК как наиболее крепкие парторгани­зации.
Социальный состав КПК во многом определялся реальной социально-классовой структурой китайского общества, но также и сознательной политикой руководства КПК. В проводившемся им регулировании социального состава партии проявлялись пред­ставление ее руководства о классовой базе партии, социальная направленность всей политической линии. Обратим внимание на два взаимосвязанных фактора развития партии.
С одной стороны, по своему социальному составу КПК явля­ется фактически авангардом широкой социальной коалиции об­щенационального и общедемократического типа, ставшей ос­новной движущей силой национально-освободительного движе­ния. Именно национальный момент выступает как доминирую­щий при мотивации поддержки КПК широкими массами и при вступлении в ее ряды. И в этом смысле социальный состав КПК соответствовал объективному характеру политической борьбы.
Категория: История Китая 5 | Добавил: defaultNick (01.06.2012)
Просмотров: 1086 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика