Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 30.10.2020, 08:56

Главная » Статьи » История Китая 5



Победа КПК - 3
С другой стороны, руководство КПК в рассматриваемое время не видело в рабочем классе наиболее революционной социаль­ной силы, не идентифицировало себя с рабочим классом, не связывало с ним перспектив поступательного развития револю­ции. Представление руководства КПК о ведущей, определяющей социальной группе в партии хорошо видно из одного внутри­партийного документа за май 1949 г.: «В настоящее время по­давляющее большинство социального состава партии — выходцы из крестьян и очень мало рабочих, однако примерно одна треть из 3 млн с лишним членов партии в течение длительного време­ни находилась на системе снабжения и по уровню своей со­знательности по условиям жизни является лучшей частью рабо­чего класса, в этом — особенность КПК». Очень многозначитель­ное свидетельство. В этом закрытом документе четко сформули­ровано представление руководства КПК о социальных силах, определяющих природу партии. К ним относится то меньшинство партии, которое фактически составляет кадровый костяк КПК и НОА (ганьбу), живет, как правило, на казарменном положении («находится на системе снабжения»), является по сути дела ядром профессиональных революционеров.
Формирование такой партийной элиты было характерным для всей истории КПК, отражая определенные особенности развития революционного процесса. С самого начала КПК складывалась из двух социально, как правило, разнородных частей: партийных «низов», формировавшихся из рабочих, а после 1927 г. — в ос­новном из деревенской бедноты и солдат, и партийных «верхов», состоявших прежде всего из передовой интеллигенции, несшей в «низы» революционное сознание и партийную организацию. В условиях быстрого расширения состава партии и взятия власти роль партийных кадров (гацьбу), способных вести партийно-ор­ганизационную работу, командовать армейскими частями, стро­ить новый административный аппарат, резко возрастала, росла потребность в значительном увеличении их численности. Этим объясняется тот факт, что уровень грамотности, который в усло­виях Китая достаточно четко кореллируется с социальным про­исхождением, выступает как необходимая предпосылка продви­жения в кадровые работники. Так, в 1949 г. в КПК примерно четверть состава была фамотной и примерно такая же часть пар­тии могла быть отнесена к ее кадровому составу: летом 1949 г. насчитывалось 800 тыс. ганьбу, в том числе 500 тыс. в НОА. Гра­мотность была необходимой, но не достаточной предпосылкой продвижения. При прочих равных условиях наиболее существен­ным фактором продвижения выступает партийный стаж, причем стремительный рост численности партии после 1937 г. придавал кадровым работникам с длительным стажем особый вес. Все это объясняет и специфику социального состава руководящих орга­нов КПК. Так, даже в 1949 г. удельный вес кадровых работ­ников пролетарского происхождения (всего 0,5%) был в 10 раз меньше, чем удельный вес этой социальной группы в партии, ибо рабочие имели, как правило, невысокий образовательный уровень и небольшой партийный стаж. Поэтому чем выше был руководящий партийный орган, тем меньше в нем было выход­цев из рабочих и беднейшего крестьянства.
Обстановка длительной и ожесточенной гражданской войны способствовала, естественно, сплочению кадров партии, осозна­нию ими себя политической элитой, призванной руководить не­грамотной, политически пассивной частью партии. Именно кад­ровая часть партии ощущала себя социально достаточно автоном­ной, не испытывала реальной потребности идентифицировать себя с рабочим классом или вообще с какой-либо социальной силой, не рассматривала себя как политического представителя более широких социально-классовых сил и по сути дела таким представителем и не была. В еще большей мере, чем вся партия, ее ведущая часть фактически была своеобразной военизирован­ной организацией, относительно сплоченным братством по ору­жию, жившим по законам сложившегося в течение двух десяти­летий «военного коммунизма» яньаньского образца и ориенти­рованным на некапиталистическое, социалистическое развитие Китая. Вместе с тем это братство испытывало большое воздей­ствие китайских традиционных социальных организаций (тайные общества, секты, землячества и т.п.) и воспринималось многими китайцами скорее как организация примордиального типа, чем как политическая партия.
Эта активная, руководящая часть партии и определяла, стро­го говоря, характер всей партии: когда мы говорим об идей­ном, политическом, социальном облике партии, мы, по сути де­ла, имеем в виду именно эту ее часть, ее кадровый костяк, ее ганьбу.
Сами руководители КПК характеризовали свою идейно-теоре­тическую позицию как «соединение марксизма-ленинизма с прак­тикой китайской революции», хотя в действительности речь шла о комплексе социально-утопических идей национального толка, об «идеях Мао Цзэдуна», о маоизме. В рассматриваемое время происходит определенная корректировка как идейно-политичес­ких, так и теоретических позиций руководства КПК, связанная с особенностями превращения КПК в правящую партию в мас­штабе всей страны.
В этих новых условиях происходит определенное обострение борьбы внутри КПК по вопросам путей развития страны после взятия власти, по проблемам истолкования направлений посту­пательного развития китайской революции. Противоречивость развития КПК в новых условиях в полной мере проявилась в решениях II пленума ЦК КПК, состоявшегося в марте 1949 г. в дер. Сибайпо (пров. Хэбэй). Основное внимание пленум уде­лил двум взаимосвязанным проблемам — перенесению центра тяжести работы партии в город и уточнению оценки характера революции.
Категория: История Китая 5 | Добавил: defaultNick (01.06.2012)
Просмотров: 1176 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика