Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 10.07.2020, 23:57

Главная » Статьи » История Китая 6



Переход к социализму - 5
Таким образом, к середине 1956 г. в масштабах всей страны произошли радикальные социально-экономические перемены — была ликвидирована частная собственность и резко ограничены рыночные отношения. Мао Цзэдун и его единомышленники рас­ценивали эти события как победу социалистической революции в сфере экономики, как досрочное выполнение заданий «генераль­ной линии» («Генеральная линия, можно сказать, — подчеркивал Мао Цзэдун, — направлена на разрешение вопроса о собствен­ности…»). В рамках маоистской концепции общественного разви­тия такое формальное обобществление или, несколько точнее, огосударствление и означало социалистическое преобразование: «…чем больше обобществления, тем больше социализма». Вместе с тем по сути дела тотальное огосударствление хозяйства озна­чало развитие феномена «власти-собственности», столь характер­ного для традиционного Китая. Развитие капитализма и рыноч­ных отношений в Китае постепенно подрывало устои этого «ази­атского» феномена, однако процесс шел очень медленно и про­тиворечиво. Гоминьдановское правительство, много сделавшее для поощрения капиталистического развития в 30-е гг., в 40-е пошло по пути поглощения государством частной собственно­сти, что и привело к развитию «бюрократической буржуазии» и «бюрократического капитала». Примерно по той же схеме меня­лась и социально-экономическая политика пришедшей к власти КПК, что, однако, было результатом не столько влияния гоминьдановского «наследства», сколько влиянием утопических идеологических построений Мао Цзэдуна и его сторонников.
Одновременно с преобразованием собственности Мао Цзэдун и его сторонники попытались резко ускорить промышленное строительство и увеличить промышленное производство. В 1956 г. в определенной мере этого удалось добиться. Предельное напря­жение всех ресурсов страны, помощь Советского Союза позво­лили достигнуть высоких показателей промышленного развития: валовое производство выросло на 31%, производство средств про­изводства почти на 42%, продукция машиностроения почти в два раза. Однако это перенапряжение уже к осени 1956 г. выявило некоторые печальные последствия попытки сделать «скачок» в индустриализации страны — обострились диспропорции народ­ного хозяйства, выявилась нехватка сырья и энергоносителей, недостаточная численность работников высокой квалификации и т.п. Пришлось планировать на следующий год весьма умерен­ные показатели (рост производства — 4,5%). В 1956 г. не получил­ся «скачок» и в сельском хозяйстве, хотя удалось все-таки не до­пустить снижения уровня сельскохозяйственного производства.
Неоднозначны были и социальные последствия радикальных и очень быстрых экономических преобразований, которые не могли не привести к росту социальной напряженности в обще­стве. В ряде сельских мест произошли волнения крестьян, не по­лучивших обещанного увеличения своих доходов или даже ощу­щавших ухудшение своей жизни. Все эти выступления жестоко подавлялись. Еще более острой б^зла реакция рабочих, занятых на преобразуемых предприятиях. Так, в Шанхае — крупнейшем промышленном центре страны — социалистические преобразо­вания частной промышленности привели к снижению заработ­ков рабочих этих предприятий, потере некоторых льгот. Преоб­разования привели к ликвидации системы рабочего контроля, которая сложилась на частных предприятиях после победы 1949 г. и которая защищала интересы фабрично-заводских рабочих. На ухудшение своего положения рабочие Шанхая ответили «беспо­рядками» (термин официальной китайской статистики). Весной 1957 г. «большие беспорядки» охватили 587 предприятий (на 90% это были преобразованные предприятия, остальные — государ­ственные), на которых было занято около 30 тыс. рабочих. Глав­ным оружием рабочих была, естественно, забастовка. Традиции забастовочной борьбы шанхайских рабочих были продолжены в совершенно иных политических условиях. Власти с большим трудом сумели подавить эти выступления. В конце 1956 г. име­ли место также волнения среди студентов.
Неоднозначной была и политическая обстановка в КПК, осо­бенно среди партийного руководства. Не прекращавшаяся ни­когда скрытая борьба по вопросам путей и методов обновления Китая получила теперь новые импульсы — решения XX съезда КПСС, направленные на разоблачение культа личности Сталина, и подготовка к очередному VIII съезду КПК. Решения XX съез­да КПСС (1956) активизировали борьбу оппонентов Мао Цзэдуна, объективно были поддержкой их сопротивления насажде­нию культа личности Мао Цзэдуна и его социально-экономичес­ким авантюрам. Но и Мао Цзэдун по-своему с удовлетворением встретил эти решения, увидя в них новые возможности претво­рения в жизнь своих честолюбивых замыслов идейно-политичес­кой гегемонии в национально-освободительном и коммунисти­ческом движениях. При этом, естественно, критику культа лич­ности на свой счет он не воспринимал. Несмотря на то, что сре­ди противников авантюристической политики Мао Цзэдуна была значительная часть руководства КПК и КНР — Лю Шаоци, Чэнь Юань, Дэн Цзыхуэй, Бо Ибо, Дэн Сяопин, министр финансов Ли Сяньнянь, министр сельского хозяйства Ляо Луянь и некото­рые другие, они не сумели существенно повлиять на формирова­ние и реализацию политики КПК в это переломное время. Решающее слово оставалось за Мао Цзэдуном. Работа и решения VIII съезда КПК еще раз это доказали.
Категория: История Китая 6 | Добавил: defaultNick (04.06.2012)
Просмотров: 1124 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика