Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 28.09.2020, 00:57

Главная » Статьи » История Китая 6



Завершение культурной революции - 1
4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ «КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» (1969-1976)
Одним из результатов деятельности маоистов на «активном» этапе «культурной революции» стало радикальное изменение внешнеполитической стратегии. После идейно-политического разрыва с КПСС и СССР маоисты стремились представить свою внешнюю политику как вынужденную борьбу на два фронта: про­тив мирового империализма (прежде всего США) и мирового ревизионизма и социал-империализма (КПСС и СССР). Этот те­зис был одним из главных в пропаганде КПК во время «культур­ной революции». Однако под пропагандистским прикрытием Мао Цзэдун готовил почву для пересмотра отношений с США, пола­гая теперь, что время для нормализации отношений с США при­шло. По мнению китайских стратегов, антисоветизм руководства КПК и тем более кровавые события на Даманском ясно сигна­лизировали американскому руководству, что Пекин готов к да­леко идущему сближению. Действительно, мартовские события на Даманском заставили американское руководство пересмотреть свое отношение к КНР. В 1970 г. под покровом секретности начи­наются первые контакты между представителями двух держав. В конце 1970 г. президент США направляет секретное послание ки­тайскому руководству. В следующем году госсекретарь Г. Киссин­джер приезжает в Пекин, подготавливая визит в КНР американ­ского президента Р. Никсона. Этот визит в КНР в 1972 г. стал под­линной сенсацией — поворот в американо-китайских отношениях был крутым и достаточно неожиданным. Никсон и Чжоу Эньлай, один из главных китайских инициаторов этого поворота, подпи­сали в Шанхае коммюнике, означавшее фактическое взаимное при­знание и открывавшее дорогу для активного развития межгосу­дарственных отношений, для подготовки условий полной норма­лизации отношений (дипломатическое признание и т.п.).
Однако этот поворот во внешней политике КНР не всеми в высшем руководстве был встречен с одобрением, став одним из факторов обострения фракционной борьбы.
В результате первого, «активного», этапа «культурной рево­люции» в руководстве КНР сложилась новая расстановка сил. Мао Цзэдун оставался непререкаемым, в полном смысле единовласт­ным правителем страны, стремившимся играть роль высшего ар­битра в борьбе ряда сложившихся к этому времени фракций. Наи­более влиятельной силой среди них были военные, имевшие воз­можность контролировать ситуацию как в центре, так и на местах. С ними пыталась соперничать фракция деятелей, сделавших по­литическую карьеру в период 1966—1969 гг., во главе с Цзян Цин. Кроме нее во фракцию «культурной революции», в ее руководя­щую часть входили Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюань, вместе с Цзян Цин поднявшиеся в эти годы до положения членов политбюро ЦК КПК. За ними шли миллионы выдвиженцев «культурной революции», сумевшие занять руководящие посты как в граж­данских, так и военных структурах разного уровня. Наконец, тре­тьей, в тот период ослабленной, но потенциально весьма силь­ной, была фракция «старых кадров». Эти люди, дискриминируе­мые в предшествующие годы, но обладавшие обширными связями в партийно-государственном аппарате, не понаслышке знакомые с проблемами административного и хозяйственного управления, ориентировались на Чжоу Эньлая. Последнему удалось избежать репрессий и сохранить свой пост премьера Госсовета КНР благо­даря тому, что он дистанцировался от наиболее одиозных фигур в «прагматической» оппозиции. Но тем не менее он по мере сил старался сдерживать эксцессы «культурной революции».
Несмотря на созыв IX съезда, партийные структуры ни на од­ном уровне, за исключением политбюро и ЦК КПК, воссозданы не были. Очевидно, и у самого Мао Цзэдуна не было четкого плана осуществления этой задачи. Подходы к ее решению посто­янно менялись, причем каждая из группировок стремилась обес­печить себе преобладание в создаваемой заново КПК. Впрочем, Мао Цзэдун не собирался отказываться от такого привычного для него инструмента реализации его политической воли, как партия. Процесс восстановления партийных комитетов всех уров­ней потребовал несколько лет и в основном завершился в начале 70-х гг., причем в них, в особенности на уровне провинциально­го руководства, лидирующее положение удалось занять военным. Серьезные позиции в восстанавливаемых партийных организа­циях отстояли представители «кадров», что сопровождалось ак­тивным вытеснением из них ставленников «группировки куль­турной революции». К началу 1971 г. в партийных комитетах про­винциального уровня посты секретарей на 60% занимали военные, около 34% имели представители «кадров» и только 6% приходи­лось на выдвиженцев «культурной революции».
Складывающаяся ситуация не только делала вероятной перс­пективу обострения соперничества между основными фракциями в руководстве КНР, но и таила в себе опасность для позиций самого Мао Цзэдуна, мимо внимания которого не могло пройти столь очевидное усиление влияния военных. Эта ситуация усугу­билась явными амбициями Линь Бяо, стремившегося занять ос­тавшийся вакантным после падения Лю Шаоци пост Председа­теля КНР. Сам министр обороны неоднократно предлагал Мао Цзэдуну занять этот пост, подчеркивая его значение в качестве ключевого звена в системе государственного управления, однако Председатель ЦК КПК не выражал желания занять его, предла­гая вообще ликвидировать этот пост.
Категория: История Китая 6 | Добавил: defaultNick (04.06.2012)
Просмотров: 1215 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика