Путеводитель по Китаю
Каталог статей
Меню сайта



Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 23.01.2018, 17:48

Главная » Статьи » Из истории Китая



Вера в духов
Вера в духов
 
С помощью мифов древние китайцы, как и дру­гие народы, пытались объяснить окружающий мир, ис­толковать явления природы. Унаследованные от древнего Китая предания о богах, добрых и злых духах и героях, об их деяниях занимали большое место в духовной жизни китайского народа во времена династии Цин.
 
После пятилетнего пребывания в Пекине (с 1895 по 1900 г.) В. В. Корсаков, делясь своими впечатлениями о китайском народе, писал: «Вся совокупность духовного ми­ровоззрения китайского народа опутана суевериями, ре­лигиозными мифами и легендами, совершенно не отвечаю­щими современной жизни. Духовно китайский народ жи­вет, если можно так выразиться, в детстве давней, седой старины, а телесно всеми своими помыслами он ведет упор­ную и тяжелую борьбу за существование, которое для него очень и очень нелегко».
 
По древнекитайским воззрениям небо и земля были населены самыми разнообразными божествами: добрыми и злыми, могущественными и слабыми, красивыми и безо­бразными. Были боги войны, литературы, богатства, мило­сердия, болезней и медицины, домашнего очага, солнца, луны, звезд, гор, морей, земли, лесов и т. д.
 
Трудно даже приблизительно подсчитать, сколько бо­жеств «обслуживало» китайский народ. Не было ни одного ремесла и вообще ни одной сферы жизни, где бы люди обходились без духовных покровителей. Собственных «небесных защитников» имели плотники, рыбаки, горшечни­ки, садовники, врачи, моряки, прорицатели, актеры, ци­рюльники и т. д. Даже домашних животных охраняли осо­бые божества: покровители коров, лошадей, собак.
 
Божества «специализировались» в самых различных областях. Назовем некоторые из них: доу-шэн - дух за­щищающий от оспы; цзин-цюанъ - дух, охраняющий коло­дец; гуанъ-ди — покровитель богатства; лэй-цзу — дух, ведающий громом; хо-дэ — дух, ведающий огнем; тай-ян — божество солнца; гай-инь — божество луны; си-шэнь — дух радости и блаженства; цзю-сян — дух виноторговцев; ма­мин — покровитель шелко­вичного червя; ли-ши — дух рынков и т. п.
 
Какие бы необыкновен­ные божества ни порожда­ла человеческая фантазия, они по своему облику всег­да напоминают обыкновен­ных обитателей земли. Ве­рующему трудно было представить себе божество, лишенное телесной обо­лочки: дух очага, дух бо­гатства, дух долголетия и другие духи по внешнему виду мало чем отличались от смертных людей или животных.
 
Умирал человек: его тело оставалось в земле, а душа, отделившись от те­ла, попадала в потусторон­ний мир. Почему же там душу снова изображали в образе человека? Очевидно, служители культа не смогли придумать «небесного» изображения души. «Жертвенные деньги», которые сжигались и в дымообразном состоянии достигали мира духов, изображались в своей обычной, зем­ной оболочке. Даже такое мифическое чудовище, как дра­кон, и то не могло обойтись без туловища змеи, лап тигра, когтей орла, головы верблюда.
 
Долины, леса и горы с их редкими тропинками и глу­бокой тишиной, нарушаемой лишь шумом бегущих пото­ков, служили обиталищем духов. Духи гор изображались в виде седовласых старцев с длинными бородами, хмурыми лицами и строгим выражением глаз. Они часто приходили на помощь человеку и приносили ему счастье и благоден­ствие.
 
Общим уважением пользовался дух долголетия. Изо­бражали его почтенным улыбающимся старцем с высоким лбом. Рядом с духом долголетия обычно рисовали аиста (символ вечности) и оленя (символ счастья). В руках дух держал персик и жезл, также символизировавшие долго­летие. У его ног художники рисовали персики и гранаты. Красный цвет граната означал спокойствие, радость, сча­стье и благополучие. Изображение духа долголетия на­клеивалось на стены жилых комнат: считалось, что это поможет изгнать нечистую силу и тогда вся семья будет долго и благополучно жить.
 
Среди наиболее почитаемых в народе божеств был бог войны Гуань-ди. И хотя он покровительствовал прежде всего бранной службе, ему поклонялись и люди мирных профессий. Гуань-ди был также духовным защитником страждущих, покровителем торговли, богатства и лите­ратуры. Почти в каждом городе и в каждой деревне в его честь воздвигались храмы или кумирни.
 
Крестьяне глубоко почитали местного духа (ту-ди). Его обычно изображали стариком в головном уборе чиновника давних времен. Рядом с ним всегда находились два при­служника. Местный дух обязан был охранять вверенные ему владения, заботиться об урожае зерновых, овощей и фруктов. Изображение ту-ди наклеивалось на стены до­мов или же его статую ставили на особой подставке в ком­нате. Перед ней зажигали курительные свечи и выстав­ляли жертвоприношения: приготовленные на пару хлебцы и фрукты. В домах бедняков изображения богов и духов нередко заменяли табличкой с соответствующей надписью.
 
Люди почитали не сами силы природы, как таковые, а придуманных духов этих явлений: духа моря, духа ветра, духов деревьев, духа огня, духа весны и т. п. Эти таинст­венные существа, по представлениям древних, властвовали над природой и распоряжались силами стихий.
 
Различные природные явления связывались с дейст­вием духов или каких-либо таинственных сил. Северное сияние объяснялось, например, так: на крайнем севере, куда не заглядывает солнце, живет дракон чжу-лун, дер­жащий во рту свечку. Он и освещает время от времени темные полярные страны. Радуга изображалась как боль­шая змея, дугообразно перегнувшаяся над землей. Ветер порождал шэн-лун — святой дракон. Порывистый ветер создавали незримые крылья мифической птицы да-фэн (большой феникс). Завывание ветра в ненастную погоду — это плач бесприютных душ тех воинов, которые пали на поле брани и не были погребены родственниками. Ураганы и смерчи — полет или борьба драконов. Гроза — схватка белого и черного драконов, которые, нанося друг другу удары, проливают на землю обильный дождь. Раскаты грома уподоблялись также грохоту едущей по облакам не­бесной колесницы.
 
Духи находились на вершинах гор, наблюдали за жизнью людей со звезд, ведали морскими приливами и от­ливами, воплощались в деревьях и дожде, голоса их можно было расслышать в громе. Рост и разрушение, наводнение и засуха, приятное и ужасное — все находилось под их на­блюдением.
 
Существовало убеждение, что на небе и звездах оби­тают души усопших людей. Вначале на небе поселялись только души отошедших в иной мир правителей. Затем небо стало местом поселения менее знатных особ, но имев­ших определенные заслуги.
 
Души усопших, заселившие звездное небо, по убежде­нию верующих, сохраняли человеческий облик, и, так же как на земле, «небесные подданные» находились в распо­ряжении усопших государей.
 
Человек, оказывается, мог после смерти превратиться в растение или животное. Красавица Юй, неутешно горе­вавшая после смерти мужа, стала цветком, который так и назывался юй-мзйжэнъ (красавица Юй). О некоем Дин Лин-вэе, жившем в глубокой древности, рассказывали, что он превратился в журавля, а через тысячу лет вновь принял образ человека. Растения могли превращаться в живот­ных, а животные — в различные предметы. Растения и жи­вотные служили временным или постоянным вместилищем духов.
 
В самом деле, если горы, озера, реки и даже камни имели своих духов, то почему же должен был составить исключение растительный мир? Люди верили, что одним из мест своего пребывания духи особенно часто избирали деревья, поэтому они считались священными. Тот, кто осмеливался вырыть или срубить дерево, мог навлечь на себя гнев духов, а это сулило всевозможные несчастья и даже смерть. Когда дерево срубали без предварительного увещевания его небесных покровителей, оно, по твердому убеждению верующих, кровоточило, кричало от боли или выражало негодование. Крестьяне провинции Фуцзянь, перед тем как срубить дерево, приносили извинения при­мерно в таких словах: «Наши дети живут в холоде, и у нас нет дров, чтобы приготовить горячую пищу». Подоб­ное извинение смягчало нрав духа дерева, которое срубили.
 
Считалось, что священные деревья приносят людям добро, особенно когда дело касается исцеления от болез­ней. На ветвях таких деревьев в знак признательности ве­рующие вешали благодарственные надписи или куски ма­терии яркой расцветки; стволы деревьев обвязывали гир­ляндами, а ветви увешивали фонарями.
 
Деревьям различных пород приписывали особые каче­ства и слагали о них всевозможные легенды, получившие широкое распространение в народе. Вечнозеленая сосна считалась символом долголетия и высокой нравственной чистоты. Сосны высаживали у подножия могильных хол­мов: существовало поверье, что этого дерева боятся при­чудливые существа ван-сян, пожирающие мозг усопшего.
 
Вот что говорилось в одной из легенд о сосне. Как-то крестьянин встретил на дороге странника с белой собач­кой. «Где ты живешь?» — спросил его крестьянин. «Там, на дереве»,— ответил странник. Продолжая свой путь, он указал на одинокую сосну, стоящую на холме. Любопыт­ный крестьянин последовал за ним. И когда достиг хол­ма, то обнаружил, что странник и его четвероногий друг исчезли в дереве. Странник оказался духом сосны, а его собачка духом белых грибов, которые росли вокруг этого дерева.
 
Китайский народ издревле питал нежную любовь к цве­там персика, которые олицетворяли собой весну. Много са­дов и парков в Китае прославились своими цветущими персиковыми деревьями. Созерцание ярких, изящных и утонченных цветов персика доставляло людям истинное эстетическое наслаждение; они напоминали лицо кокет­ливой красавицы: известны выражения «персиковое ли­чико» или «персиковые щечки». Цветы персика воспеты в бесчисленном множестве стихов китайских поэтов.
 
С персиком было связано много суеверий, о его особых свойствах бытовали различные сказания. Однако больше всего ценилось не само персиковое дерево, а его плоды. Они были символом бессмертия и служили составной ча­стью эликсира жизни в даосской религии. Божество долго­летия часто изображалось выходящим из персика. Плод персикового дерева олицетворял собой счастье супруже­ской пары, бессмертие и весну. Мифическое персиковое де­рево цветет один раз в три тысячи лет и рождает персик вечной жизни, который созревает в течение последующих трех тысяч лет.
 
Из персикового дерева, обладающего магическими свой­ствами, даосские монахи изготовляли печати, оттиски с ко­торых украшали талисманы и амулеты. Ветвям персико­вого дерева приписывали целебные свойства: ими хлестали больных лихорадкой и таким путем изгоняли духа.
 
Особым почитанием пользовалась ива, которую можно встретить в любом районе Китая. Это дерево почитали пре­жде всего за то, что оно своими листьями создает надеж­ную тень, давая людям возможность насладиться прохла­дой во время знойных, солнечных дней. Из гибких ивовых прутьев плели корзины и веревки, а из листьев, содержа­щих танин, крестьяне изготовляли напиток, заменяющий собой чай. Листья и кора некоторых видов ивы применя­лись для изготовления лекарств при лечении зоба, дизен­терии, ревматизма и кровоподтеков.

 

 


Категория: Из истории Китая | Добавил: defaultNick (24.10.2010)
Просмотров: 1855 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018
Конструктор сайтов - uCoz Яндекс.Метрика